Email: info@1939.ru

+7 910 405-41-50
Москва, Гоголевский б-р 8c2

   
Подписаться на новинки каталога:
 

 

 

Старинная икона Святой Иоанн Предтеча Ангел Пустыни. Русский Север, XVIII век.   Старинная икона Святой Иоанн Предтеча Ангел Пустыни. Русский Север, XVIII век.
 
Старинная икона Святой Иоанн Предтеча Ангел Пустыни. Русский Север, XVIII век.   Старинная икона Святой Иоанн Предтеча Ангел Пустыни. Русский Север, XVIII век.
 

Старинная икона Святой Иоанн Предтеча Ангел Пустыни. Русский Север, XVIII век.

AR6973

Статус: зарезервирован

Местонахождение: г. Москва

 

Способы оплаты   Способы доставки
   

Старинная икона с образом Святого Иоанна Предтечи. Икона: дерево, ковчег, левкас, темпера. Размеры: 27,2х22,5х2,8 см. Русский Север, середина XVIII века.

Икона с документом, включающим в себя развернутое искусствоведческое исследование техники письма и иконографии. Подлинность, культурная и коллекционная ценность данной старинной иконы подтверждена заключением эксперта-искусствоведа – специалиста по антиквариату и иконописи Управления Министерства культуры по ЦФО. Внимание. Данная икона является культурной ценностью и не подлежит свободному перемещению через таможенную границу Российской Федерации согласно Закону РФ «О вывозе и ввозе культурных ценностей».

Как помогает чудотворная сила иконы Святого Иоанна Предтечи. Перед иконами Иоанна Крестителя молятся Всевышнему и Святому с просьбами о покаянии и обретении Бога внутри себя. Взывают также и с мольбами о защите от врагов видимых и невидимых, от соблазнов и греховных мыслей. В христианском мире широко известно, что молитва к Святому Иоанну помогает исцелиться от любой головой боли, а также и от более серьёзных заболеваний головы. Сегодня существуют свидетельства и о других исцелениях, случившихся по молитвам Святому перед его светлыми образами – бездетные пары смогли познать радость родительства, а те, кто страдал от ужасных физических недугов, становились здоровыми. Нередко обращаются к Иоанну Предтечи и с просьбами о даровании сил для преодоления жизненных трудностей, просят Святого и том, чтобы успешно справляться со своей работой, чтобы сдерживать данное слово и достойно исполнять свой долг. Молитва к Крестителю и Всевышнему помогает обрести свой земной путь, найти предназначение в жизни, обрести гармонию и счастье.

Сама традиция изображения Иоанна Предтечи является остаточно древней и появилась еще в византийском искусстве, рассматриваемый же вариант изображения возник уже на русской почве, в середине — второй половине XVI века, в эпоху Иоанна Грозного, «любившую» многозначные, символико-дидактические и апокалиптические сюжеты: святой изображен в призывном образе пустынного отшельника, но в руках он держит сосуд (чашу, напоминающую известный сосуд, изображенный к центре стола на «Троице» А. Рублева) с жертвенным Агнцем - Младенцем Христом. Впервые такое изображение было выполнено на миниатюре из «Слова на Зачатие св. Иоанна Предтечи», сохранившегося в составе так называемого Егоровского сборника (РГБ. Ф. 98. № 1844. Л. 186, сер. XVI в.), а позже получило распространение в иконописи (напр., икона «Св. Иоанн Предтеча Ангел пустыни, со сценами жития и избранными святыми», 1-я пол. XVII в., ГТГ). В иконах подобного плана Евангельское свидетельство Иоанна Предтечи о Христе: «...вот Агнец Божий, Который берет на Себя грех мира» (Ин 1. 29), осмысленное в евхаристическом контексте, было наглядно передано - в образе лежащего в чаше Предвечного Младенца. Следует особо отметить, что интерес к Предвечной сущности Иоанна и его символическая связь с Христом были предметом особого интереса именно восточно-христианского, даже конкретней — славянского мира. С 17 века образ Крылатого Предтечи получил широкое распространение в русской иконописи.
Наша икона по своему художественному языку очень лаконичная, предельно лапидарная — все пространство средника, довольно ограниченное и тесное, заполнено изображением фигуры святого — он сам помещен в некие символические границы, подобно тому, как у него в руках оказывается помещенный в границы чаши жертвенный Агнец. Двуперстным жестом Предтеча указует на происходящее — как бы молча свидетельствует, в то время как движение обоих рук выдает желание прижать чашу к себе, обнять, защитить младенца, создать преграду (стену) меж ним и миром (такое движение бывает обычно у Богоматери). Взгляд отвернут и от Чаши, и от зрителя — он погружен внутрь себя и принадлежит иному Миру.
Пожалуй, вся композиция иконы в целом построена на нескольких последовательно проведенных символических контрастах: художник показывает нам крепость тела (округлость мышц плечей) и крепость духа Иоанна (широкие мощные крылья), но эта, казалось бы, могущая все перебороть сила оказывается ничтожной перед значительностью и мощью будущего жертвенного подвига Христова; физическая крепость уступает телесной немощи — подчеркнуто хрупкой плоти Агнца и хрупкому, на вид сосуду. Вся бездна внутренних переживаний Предтечи оказывается сосредоточена в темных, почти космически бездонных провал его глаз, в то время как лик Иоанна в целом оказывается удивительно близок иконографическому типу изображения самого Иисуса Христа, то есть, как бы намек на грядущий подвиг Спасителя повторяется в этом изображении не единожды. Но вот что особенно интересно — общий накал — динамический, экспрессивный, предвестие Жертвы, оказывается настолько внутренне чужд сознанию писавшему сей образ художнику, что он посчитал для себя необходимым ввести в изображение орнаментальные мотивы на нимбе. Теперь, подобно тому, что крылья святого отражают Небесный свет, его светящийся нимб несет в себе отзвуки представлений о растениях райского сада, то есть, несет в себе ликующую нотку, момент утверждения будущего Воскресения и Жизни Вечной. Общая монохромная землистая колористическая гамма как будто уступает экспрессивным белильным оживкам, моделирующим объем, так что само изображение выглядит рельефным и как бы выступает из изобразительного пространства во вне. В изображении личного сохраняется традиционная технология послойной темперной живописи.
Икона написана мастером – иконописцем по индивидуальному заказу для домашнего моления или для пожертвования в храм. Как произведение русской иконописи возрастом более 100 лет является культурной ценностью, представляет антикварный и коллекционный интерес.