Email: info@1939.ru

+7 910 405-41-50

Москва, м. Кропоткинская
Гоголевский б-р 8 стр 2

пн-вс с 10:00 до 19:00

    
Подписаться на новинки каталога:
 

 

 

Старинная икона Иоанна Предтечи из старообрядческого малого Деисусного чина. Россия, Поволжье середина XIX века.   Старинная икона Иоанна Предтечи из старообрядческого малого Деисусного чина. Россия, Поволжье середина XIX века.
 
Старинная икона Иоанна Предтечи из старообрядческого малого Деисусного чина. Россия, Поволжье середина XIX века.   Старинная икона Иоанна Предтечи из старообрядческого малого Деисусного чина. Россия, Поволжье середина XIX века.
 

Старинная икона Иоанна Предтечи из старообрядческого малого Деисусного чина. Россия, Поволжье середина XIX века.

AR6454

Статус: продан

Местонахождение: г. Москва

 

Способы оплаты   Способы доставки
   

Старинная икона Иоанн Креститель из старообрядческого Деисусного Чина. Цена указана за ВЕСЬ ДЕИСУСНЫХ ТРИПТИХ, СОСТОЯЩИЙ ИЗ ТРЕХ ИКОН (показано на дополнительной фотографии). Икона: дерево, ковчег, левкас, темпера, фольга, золочение.  Размеры:  53,6х43,7 см. Икона с документом. Подлинность, культурная и коллекционная ценность данной старинной иконы подтверждена заключением эксперта-искусствоведа – специалиста по антиквариату и иконописи Управления Министерства культуры по ЦФО.
Перед  нами так называемый «малый деисусный чин» - композиция «моления» или «прошения», в которой Богоматерь и Иоанн Предтеча предстоят в молении ко Христу о спасении, за весь род людской. 
Особенно показательно включение в эту композицию образа  Иоанна Предтечи – дело в том, что Церковь славит его непосредственно после Богоматери; почитает не только его кончину, но и зачатие и рождество, а также празднует Собор Святого Иоанна Предтечи. То есть, церковь ставит их вместе, представляя обоих в таинственной связи и непосредственной близости ко Христу Спасителю – «Якоже средством естественным и молитвенным  согласием, едино вы суще, мати всех царя и божественный предтеча, молитву сотворите вкупе». 
Богоматерь и Иоанн Предтеча в композиции «деисуса» предстоят Прославленному Христу, Царю и Первосвященнику, Великому Архиерею, и молят его о человеческом роде. И это же изображение Церковь относит к небесному прославлению Предтечи – то есть, к откровению в небесной славе того, кто всего себя, всю свою суть посвящает другому, грядущему, себя самоотвергающему.  Ведь  именно Иоанн произносит известные слова: «Идет за мною Сильнейший меня, у которого я недостоин наклонившись развязать ремень обуви его».
Кроме того, в этой композиции важен еще один смысловой аспект: Богоматерь родила Спасителя мира в человеческом образе на земле, а Иоанн крестил его для жизни духовной, небесной и вечной. Таким образом, место Иоанна Крестителя рядом со Христом соотносится месту Богоматери одесную Спасителя.
В нашей композиции они предстоят в молитвенном молчании и почтении к центральному образу – об этом говорят характерные развороты фигур, символические жесты и взгляды.
Художественный строй комплекса, во многом, основывается на преобладании подчеркнуто геометризированного прихотливого линейного рисунка – именно контурная линия, жесткая, всегда уверенная, приковывает к себе внимание зрителя, бесконечно повторяясь – сначала в цветных опушах и разгранках полей, лузги, центрального поля, в «описях» медальонов и табличек, затем переходя в нимбы, рисунок складок одежд, свитков и страниц книги. Круглящимся телесным формам – голов, локтей, кистей рук находят свое «отражение» в ниспадающих складках одежд и в подчеркнуто геометризированном распределении «светов» на «личном» (особенно это заметно на изображении ладоней рук и ликах).
Каждый из фрагментов изображения исполнен динамикой движения света – как зримого отражения внутренней духовной энергии персонажей. Ее колорит одновременно содержит в себе и знаменитую цветовую триаду еще рублевского времени: алый как цвет молитвенного горения, рвения; сине-голубой – небесный; зеленый – цвет надежды на будущее спасение, и воспоминания о мажорных, ликующих красках традиционного народного искусства, о расписных «небесах» деревянных церквей Русского Севера, об их тябловых иконостасах. Кроме того, в охристых, зеленоватых и белесых голубоватых оттенках икон содержатся воспоминания о природном колорите Средней и равнинной России.
Выразительный, живой взгляд, символические «говорящие» жесты, «деревянистый рельеф» ликов призваны наглядно передать осененность происходящего божественным Светом. Идее передачи неземной духовности подчинены использованные здесь необычные приемы: преувеличение пропорций отдельных частей тела (как, например, указующий на жертвенную чашу перст Иоанна), характерное изображение краев одежд, напоминающее языки пламени.
Стилистически наш иконный комплекс принадлежит к еще несколько архаизирующей традиции 18 — 19 веков и сочетает в себе два начала — собственно иконописное (станковое) и характерные черты искусства храмовой декорации, церковных стенных росписей, особенно ярко проступившие в жесткой графичности контуров и линий; акцентах, поставленных на условном белильном изображении складок одежд, ярком контрастном противопоставлении пылающего алого и небесных «цветов» - голубого и синего, отсутствии излишней детализации и дробности. 
Яркий образец русской иконы так называемого «синодального периода»; они, безусловно, обладают самостоятельной эстетической ценностью и в то же время, несут определенную смысловую, философскую нагрузку.
Как произведение русской иконописи возрастом более 100 лет является культурной ценностью, представляет антикварный и коллекционный интерес, может представлять интерес для музейного собрания.