Email: info@1939.ru

+7 910 405-41-50

Москва, м. Кропоткинская
Гоголевский б-р 8 стр 2

пн-вс с 10:00 до 19:00

    
Подписаться на новинки каталога:
 

 

 

Старинный домашний иконостас - Богоматерь Нечаянная Радость, Богоматерь Умягчение злых сердец, Св. Николай Чудотворец, святые семь отроков эфесских. Россия 19 век.   Старинный домашний иконостас - Богоматерь Нечаянная Радость, Богоматерь Умягчение злых сердец, Св. Николай Чудотворец, святые семь отроков эфесских. Россия 19 век.
 
Старинный домашний иконостас - Богоматерь Нечаянная Радость, Богоматерь Умягчение злых сердец, Св. Николай Чудотворец, святые семь отроков эфесских. Россия 19 век.   Старинный домашний иконостас - Богоматерь Нечаянная Радость, Богоматерь Умягчение злых сердец, Св. Николай Чудотворец, святые семь отроков эфесских. Россия 19 век.
 
Старинный домашний иконостас - Богоматерь Нечаянная Радость, Богоматерь Умягчение злых сердец, Св. Николай Чудотворец, святые семь отроков эфесских. Россия 19 век.   Старинный домашний иконостас - Богоматерь Нечаянная Радость, Богоматерь Умягчение злых сердец, Св. Николай Чудотворец, святые семь отроков эфесских. Россия 19 век.
 

Старинный домашний иконостас - Богоматерь Нечаянная Радость, Богоматерь Умягчение злых сердец, Св. Николай Чудотворец, святые семь отроков эфесских. Россия 19 век.

AR6189

Статус: продан

Местонахождение: г. Москва

 

Способы оплаты   Способы доставки
   

Старинная старообрядческая икона четырехчастная «Богоматерь Нечаянная Радость, Богоматерь Умягчение злых сердец, Св. Николай Чудотворец, святые семь отроков эфесских». Размеры: 31x25.3x2.8 см. Юг России, XIX век.  Икона с документом. Подлинность, культурная и коллекционная ценность данной старинной иконы подтверждена заключением эксперта-искусствоведа – специалиста по антиквариату и иконописи Управления Министерства культуры по ЦФО. Четырехчастная икона содержит в себе для православного человека, тем паче — для старообрядца, приобщенного «древней книжной мудрости, истинно верно», всю картину жизни и мироздания; это своего рода «домашний иконостас» в миниатюре. В обязательном порядке здесь присутствует скоропомощник во всех нуждах человеческих, «русский Бог» Николай Угодник; его изображение дополняется богородичными, но самым интересной и редкой деталью на нашей иконе является изображение «семи эфесских отроков». Оно хорошо известно по русским иконам 14 — 15 веков («золотого времени русской иконописи»), но также было распространено и в 19 веке.
Семь Ефесских отроков: Максимилиан, Иамвлих, Мартиниан, Иоанн, Дионисий, Ексакустодиан (Константин) и Антонин, жили в III веке. Святой Максимилиан был сыном ефесского градоначальника, остальные шесть юношей - сыновьями других знатных ефесских граждан. Юноши были друзьями с детства, и все состояли на военной службе. Когда император Декий (249-251) прибыл в Ефес, он повелел всем гражданам явиться для принесения жертвы языческим
божествам; непокорных же ожидали мучения и смертная казнь. По доносу искавших расположения императора к ответу были призваны и семь ефесских отроков. Представ перед императором, святые отроки исповедали свою веру во Христа. С них немедленно были сняты знаки воинского отличия - военные пояса. Однако Декий отпустил их на свободу, надеясь, что они изменят решение за то время, пока он находится в походе. Юноши ушли из города и скрылись в пещере горы Охлон, где проводили время в молитвах, готовясь к мученическому подвигу. Самый младший из них - святой Иамвлих, одеваясь в нищенское рубище, ходил в город и покупал хлеб. В один из таких выходов в город он услышал, что император вернулся и их ищут, чтобы представить на суд. Святой Максимилиан воодушевил друзей выйти из пещеры и добровольно явиться на суд. Узнав, где скрываются отроки, император велел заложить вход в пещеру камнями. чтобы отроки умерли в ней от голода и жажды. Двое из сановников, присутствовавших при замуровывании входа в пещеру, были тайными христианами. Желая сохранить память о святых, они вложили среди камней запечатанный ковчежец, в котором находились две оловянные дощечки. На них были написаны имена семи отроков и обстоятельства их страданий и смерти.
Но Господь навел на отроков чудный сон, продолжавшийся почти два столетия. К тому времени гонения на христиан прекратились, хотя при святом благоверном царе Феодосии Младшем (408-450) явились еретики, отвергавшие воскресение мертвых во Второе пришествие Господа нашего Иисуса Христа. Одни из них говорили: "Как может быть воскресение мертвых, когда не будет ни души, ни тела, так как они уничтожатся?" Другие утверждали: "Только одни души будут иметь воздаяние, так как невозможно телам восстать и ожить после тысячи лет, когда не останется от них и праха". Тогда-то Господь и открыл тайну ожидаемого воскресения мертвых и будущей жизни через Своих семь отроков. Владелец участка
земли, на которой находилась гора Охлон, начал каменную постройку, и рабочие разобрали вход в пещеру. Господь оживил отроков, и они проснулись словно от обыкновенного сна, не подозревая, что прошло почти 200 лет. Тела их и одежды были совершенно нетленны. Готовясь принять мучения, отроки поручили святому Иамвлиху еще раз купить им хлеба в городе для подкрепления сил. Подойдя к городу, юноша поразился, увидев на воротах святой крест. Услышав свободно произносимое Имя Иисуса Христа, он стал сомневаться, что пришел в свой город.
Расплачиваясь за хлеб, святой отрок подал торговцу монету с изображением императора Декия и был задержан, как скрывший клад старинных монет. Святого Иамвлиха привели к градоначальнику, у которого в то время находился Ефесский епископ. Слушая недоуменные ответы юноши, епископ понял, что Бог открывает через него какую-то тайну, и сам отправился вместе с народом к пещере. У входа в пещеру епископ вынул из груды камней запечатанный ковчежец и открыл его. Он прочел на оловянных дощечках имена семи отроков и обстоятельства замурования пещеры по повелению императора Декия. Войдя в пещеру и увидев в ней живых отроков, все возрадовались и поняли, что Господь, через пробуждение их от долгого сна, открывает Церкви тайну воскресения мертвых. Вскоре сам император прибыл в Ефес и беседовал с юношами в пещере. Тогда же святые отроки на глазах у всех склонили головы на землю и опять заснули, на этот раз до всеобщего воскресения. Император хотел каждого из отроков положить в драгоценную раку, но, явившись ему во сне, святые отроки сказали, чтобы тела их были оставлены в пещере на земле. В ХII веке русский паломник игумен Даниил видел в пещере эти святые мощи семи отроков.
Вторично память семи отроков празднуется 22 октября. (По одному преданию, которое вошло в русский Пролог, отроки вторично уснули в этот день; по заметке греческой минеи 1870 года, они в первыйраз уснули 4 августа, а пробудились 22 октября.  Таким образом, канонический, иконостасный смысл соположения клейм на нашей иконе таков, что святитель Никола находится вместе со зрителем в молении пред богородичными образами. Богородичные клейма представляет любимую старообрядцами иконографию «Умягчение злых сердец» и «Нечаянная радость», которой молились «от злого сердца, и даже за обидчика, чтобы Бог простил его» . Изображение рядом Святого Николы Чудотворца и семи спящих отроков Эфесских свидетельствует «о воинском культе и связанном с ним культе Николы и семи отроков эфесских, которые часто трактовались как целители животворящим сном».
Стилистически наша икона принадлежит к произведениям «старообрядческого искусства», с их ориентацией на лучшие традиции «древнерусской живописи» - с характерной темновидностью ликов, с активной ролью белильных светов в построении объемов личного и одежд, с его глубоким символическим звучанием; в этих изображениях как будто оживают пропорции фигур и типы ликов грозненской и годуновской эпох. Причудливый рисунок и игра варьирующихся типов складок одежд, скольжение света по ним, по изображению деталей и лещадок гор придает всему изображению характер внутренней экспрессии, напряженной духовной жизни, сообщает замкнутым образам динамику.
Манера исполнения — высоко профессиональная. Икона написана  мастером – иконописцем по индивидуальному заказу для домашнего моления или же для обетного пожертвования во храм и является удачным образцом «старообрядческой иконы» дореволюционной России.