Email: info@1939.ru

+7 910 405-41-50

Москва, м. Кропоткинская
Гоголевский б-р 8 стр 2

пн-вс с 10:00 до 19:00

    
Подписаться на новинки каталога:
 

 

Статьи
Сюжетное многообразие русского медного литья.

    Литье, утвердившееся в русском церковном искусстве в домонгольскую эпоху, переживает второе рождение на рубеже 17-го и 18-го столетий. В это время изготовление литых икон, складней, разнообразных крестов сделалось достоянием почти исключительно старообрядцев. Исключение составляло производство нательных крестиков, которые продолжали отливаться и в мастерских, предлагавших свою продукцию господствующей Церкви.
    Распространение литых икон в старообрядчестве, причем в наибольшей степени в беспоповских согласиях, при почти полном равнодушии к нему официальной Церкви объясняется, прежде всего, историческими условиями существования старообрядчества.
    На протяжении двух с половиной столетий старообрядцы жестоко преследовались государственной властью, не имея возможности открыто строить свои храмы и монастыри. При этом поповцы и беспоповцы находились не в одинаковом положении. Старообрядцы, приемлющие священство, мечтавшие найти епископа и восстановить иерархию, старались в каждом удобном случае легализовать себя, урегулировать свои отношения с властью, поскольку нуждались в снисходительном отношении к священникам, переходящим к ним из господствующей Церкви.
    Старообрядцы-беспоповцы были уверены в том, что духовное воцарение антихриста уже совершилось, поэтому истинная церковь может быть только гонимой. Крайнее выражение это убеждение нашло в идеологии согласия странников или бегунов. Постоянно перевозить на новое место большие храмовые иконы было затруднительно. Громоздкие иконы падали, трескались, ломались, красочный слой осыпался, их было трудно скрывать при постоянных обысках. Литые иконы оказались более подходящими к условиям постоянного странствования. Поэтому именно в беспоповских согласиях, главным образом у поморцев, происходит расцвет медного литья.
    Набор сюжетов старообрядческого медного литья значительно отличается от соответствующего спектра домонгольских литых изделий. В старообрядческих медницах не отливались характерные для переходной от язычеству к христианству лунницы с присоединенными к ним крестиками. Не производились круглые крестовидные подвески, в которых знак креста был вписан в древний солярный символ. Не изготавливались распространенные в домонгольскую и раннюю послемонгольскую эпоху змеевики.
    Вместе с тем сюжетная тематика обогащается множеством изводов известных из привычной иконописи. Большинство иконописных сюжетов, так или иначе, воспроизводится в медном литье.
    Статистический анализ медных икон позволяет составить достаточно точную таблицу распространенности отдельных сюжетов в старообрядческом медном литье:

Образ Богоматери - 35%
Святые - 45%
Праздники - 11%
Образ Христа - 9%

Образ Богоматери:

Богоматерь Всех скорбящих радость - 35%
Богоматерь Одигитрия Смоленская - 25%
Богоматерь Казанская - 20%
Богоматерь Знамение - 10%
Богоматерь Тихвинская - 5%
Остальные изводы - 5%

Святые:

Никола - 40%
Избранные святые (Кирик и Иулитта,Григорий Богослов и Иоанн Златоуст, Параскева, Екатерина и Варвара) - 12%
Антипа - 10%
Георгий - 4%
Параскева - 4%
Можайский - 3%
Кирик и Иулитта - 2%
Остальные - 25%

Праздники:

Рождество Христово - 23%
Рождество Богородицы - 19%
Воскресение (Сошествие во ад) - 14%
Троица Ветхозаветная - 12%
Распятие Христово - 6%
Остальные - 26%

Образы Христа:

Деисус - 82%
Спас Образ Нерукотворный - 6%
Спас Вседержитель - 5%
Седмица - 5%
Остальные - 2%



Образы Христа.



    Господь Иисус Христос, хотя и является Главой Церкви, в иконографии представлен значительно меньшим количеством иконографических типов (при множестве изводов каждого типа), чем Богородица и святые. Вероятно, это связано с тем, что грешному человеку гораздо проще обратиться с молитвенным прошением к человеку - Божией Матери или святому, нежели к Богу, даже если это - Воплотившийся Бог Иисус Христос.
    Наиболее распространенный в литье иконографический тип - Деисус. Русское слово "Деисус" - это искаженное греческое слово "Деисис", что означает моление. Деисус - изображение Иисуса Христа, восседающего на престоле, справа от которого находится Богородица, слева - Иоанн Предтеча.. В старообрядческом медном литье Деисус чаще всего является средником трехстворчатых складней, получивших название "девяток". Каждая боковая створка такого складня несет изображение избранных святых. Чаще всего это - митрополит Филипп, апостол Иоанн Богослов, святитель Николай - на левой створке; ангел-хранитель, преподобные Зосима и Савватий - на правой. Такой подбор святых не случаен. Зосима, Савватий и Филипп - святые, подвиги которых были совершены в Соловецком монастыре, очень почитаемом у старообрядцев Выга, где были отлиты первые такие складни. Присутствие ангела-хранителя и Николая Чудостворца - покровителя путешественников показывает, что "девятки" были "путевыми" иконами. Их брали в дорогу, носили в качестве нательных икон. Голгофский крест на обратной стороне одной из створок позволял обходиться без отдельно носимого нательного креста. Сохранились складни, средники которых представляли собой разделенный на четыре части ковчег, достаточно большой глубины, плотно закрывавшиеся пластиной с изображением Деисуса. Такой складень мог использоваться для хранения святых мощей или для переноса драгоценных для старообрядцев беспоповцев Святых Даров, освященных еще до-никоновскими священниками.
    Второй, менее распространенный, вариант "девятки" имеет створки с другим набором святых: на левой изображены - великомученик Георгий Победоносец, священномученики Антипа и Власий; на правой - преподобный Иоанн Ветхопещерник и мученики Косма и Дамиан.
    Существует Деисус и в виде трехстворчатых складней другого типа, средники которых являются поясным изображением Господа Иисуса Христа, створки - поясными изображениями Богородицы (извод, сходный Боголюбской со свитком в руках) и Иоанна Предтечи. Образ Иоанна Предтечи вариативен. Чаще всего он изображается в виде крылатого Ангела пустыни с чашей в руках, в которой находится образ младенца Христа; это - символический образ Крещения Господня. Расположение Богомладенца может быть различным, как слева направо, так и наоборот. В некоторых складнях правая створка представляла Иоанна без крыльев с руками воздетыми вверх в изысканном жесте.
    Иногда средник такого Деисуса отливался отдельно. В этом случае он превращался в образ Господа Вседержителя. Известны и особые изображения Господа Вседержителя, как поясные, так и в виде Спаса на престоле. Как правило, они имеют более древний возраст.
    Более древними являются складни, в которых средником является Деисус, в котором все три фигуры представлены в полный рост; створки таких складней могут быть самыми различными. Достаточно распространен складень, в среднике которого ниже полного Деисуса помещаются поясные изображения четырех святых: преподобного Зосимы, святителя Николая, святителя Леонтия, преподобного Савватия. Иногда изображались и другие святые. Навершие такого складня могло быть Нерукотворным Образом Христа или украшалось простым геометрическим орнаментом.
    Известна литая икона, на которой ниже Деисуса находятся выполненные в полный рост фигуры преподобного Зосимы, Ангела Хранителя, святителя Николая и преподобного Савватия.
    Название "Деисус" иногда относят к очень редкому образу, в верхней части которого помещено поясное изображение отрока Христа (Спас Эммануил), по сторонам которого находятся фигуры Божией Матери и святителя Николая.
    Еще один своеобразный меднолитой "Деисус" представляет собой три иконы большого размера, объединенных общей стилистикой. Средняя, имеющая навершие сложной формы, - это Христос Вседержитель, сидящий на престоле, две боковые - вытянутые по вертикали прорезные иконы архангелов Михаила и Гавриила. Одним из древнейших образов Христа Спасителя, существовавших и в медном литье, является так называемый Спас Смоленский. Этот иконографический тип представляет собой изображение Христа в полной рост, украшенное массивной цатой, к ногам которого припадают преподобные Сергий Радонежский и Варлаам Хутынский. По сторонам Спасителя в верхней части иконы помещаются изображения ангелов, держащих в руках орудия страстей. Спас Смоленский встречается в виде отдельных икон, часто украшенных многоцветными эмалями, и как средники разнообразных складней.
    Еще один представленный в медном литье иконографический тип Христа Спасителя, изображенного в окружении святых, получил непонятное название "Седмицы", хотя его правильное название "Спас с предстоящими". Это Деисус, в котором к образам Божией Матери и Иоанна Предтечи, а так же припадающих Зосимы и Савватия добавляются фигуры архангелов Михаила и Гавриила, апостолов Петра и Павла. В "Седмицах" большего формата добавляются фигуры апостола Иоанна Богослова и святителя Иоанна Златоуста, а так же коленопреклоненных Николая Чудотворца и преподобного Сергия Радонежского.
    Нерукотворный Образ Спасителя чаще всего встречается в литье в виде наверший отдельных икон и складней. Эта традиция берет начала в самых древних образцах литья, причем иконография образа меняется очень заметно от изысканных изводов 17-го столетия, на которых изображался и плат с его причудливыми складками до простых почти схематических изображений 18-го и 19-го века. Встречается Нерукотворный Образ и в навершии литых крестов самых разнообразных размеров. Именно такой тип креста, который помимо Нерукотворного Образа в навершии отличается отсутствием изображения Духа Святого "в виде голубине" и "Пилатова титла" - букв IНЦИ, считался единственно правильным крестом старообрядцами Поморского согласия.
    Встречается Нерукотворный Образ и в виде отдельных образков небольшого размера. Известен он, по преимуществу, в двух изводах; причем тот из них, в котором Нерукотворный Образ окружен надписью, является более древним и редким.
    Редкими древними литыми иконами являются образы Снятия с креста, на которых изображен обнаженный торс мертвого Христа с крестообразно сложенными на груди руками, опирающимися на край гроба. По сторонам креста видны фигуры предстоящих Богородицы и Иоанна Богослова, выполненные почти в полный рост; в верхней части иконы оплечные образы ангелов в круглых медальонах. Этот иконографический тип к 19-му столетию превратится в образ "Не рыдай мене, Мати", который уместно отнести к богородичным иконам.
    Русские иконописцы, начиная с 16-го столетия, осмеливались изображать Вторую Ипостась Троицы и до ее Воплощения. Хотя законность таких аллегорических образов, как София Премудрость Божия в ее новгородском изводе, оспаривалась несколькими церковными соборами 16-го и 17-го столетий, они продолжали воспроизводиться до конца 19-го столетия. Нашли они свое отражение и в медном литье.
    Классическая иконография Софии Премудрости Божией, так же как символика этого образа, чрезвычайно сложна. Однако центральная часть образа, которая представляет собой своеобразный "Деисус", в котором вместо Христа на престоле восседает крылатая женоподобная фигура с ангельскими крыльями и звездообразным нимбом, представлена в древнем литье редкими отливками, изготовленными задолго до раскола.
    В старообрядческом медном литье воспроизводится сокращенный извод Софии, известный в иконографии с 17-го столетия под названием "Спас Благое Молчание". Молчание - символ невысказанности, неявленности, невоплощенности. Молчание Софии - символ невоплощенности Предвечного Логоса, а Сама София - это Логос до Воплощения. Таким образом икона "Спас Благое Молчание" - это образ Иисуса Христа до Его Воплощения.
    Образ "Благое Молчание" представляет собой поясное изображение Софии в его новгородском изводе. Это крылатый ангел с лицом юной девы с звездчатым вписанным в круг нимбом, облаченный в царский далматик, с руками, скрещенными на груди. В литье этот образ появляется только к концу 18-го века. Он существует либо в виде небольшой отливки, где изображен только ангел, либо в виде иконы большего размера, где ангел превращается в средник, вписанный в рамку с 18-ю круглыми медальонами, в которых находятся поясные фигуры разных святых. Эти иконы, как правило, расцвечивались эмалями самых различных оттенков.
    Богословская содержательность этой очень нарядной иконы уступает более скромному, но не менее загадочному образу Ангела Великого Совета. Именно так называют это изображение ангела на кресте известные собиратели 19-го века братья Ханенко. Сам ангел с зерцалом и мерилом в руках напоминает хорошо известное изображение архангела Михаила. Однако присутствие креста за спиной у ангела помогает увидеть в этом образе более глубокое богословское содержание. Апостол Петр в Первом Соборном Послании, входящем в состав Нового Завета, называет Иисуса Христа Агнцем, предназначенным еще до создания мира к закланию (1 Петр. 1, 19-20). Этот же символический образ встречается в Апокалипсисе (Откр.13,8). В то же время пророк Исайя называет еще невоплотившегося Христа Ангелом Великого Совета (Ис. 9,6). Таким образом, это небольшое изображение ангела выражает глубочайшую богословскую идею о бесконечной любви Бога к человеку, Бога, готового принести Себя в жертву ради спасения единственного существа, которое является носителем Его Образа.



Образы Богородицы.


    Ближе всех к святых к русскому православному человеку находилась Божия Матерь. В иконописи известны сотни иконографических типов, каждый из которых, происходя от конкретной чудотворной иконы, имеет по нескольку разновидностей. Далеко не все из них встречаются в изделиях старообрядческих медниц: некоторые из-за того, что мало были известны на Руси (например, Млекопитательница, Иерусалимская, Влахернская и т.д), а некоторые в силу того, что были очень похожи между собой (например, Смоленская, Иверская, Скоропослушница). Наиболее распространенным богородичным сюжетом в литье является образ "Всех скорбящих радость". Возможно, это связано с тем, что эта икона была одной из последних чудотворных икон, прославленных на Руси до раскола. Этот сюжет встречается в мелких плакетках, достаточно больших отливках, имеющих куполовидное навершие, иногда в обрамлении херувимов. Достаточно распространены трехстворчатые складни, различных типов, средники которых представляют этот образ. В отличие от икон на дереве, где Богородица иногда изображается с младенцем, в литье она всегда изображена без младенца со скипетром в руках. В навершие куполовидных отливок помещен образ Иисуса Христа в короне и с распростертыми благословляющими руками; этот извод в иконографии известен под названием "Царь царем". В больших отливках композиция иконы более подробна, нежели в мелких, где она ограничивается фигурами Богоматери и нескольких облагодетельствованных ею страждущих; здесь появляются ангелы, через которых Божия Матерь подает свою помощь, лики солнца и луны, символизирующих непрерывность этой благодати.
    Второй по степени распространенности в литье является иконографический тип Смоленской Божией Матери. Это один из многочисленных образов, восходящих к византийскому образу Одигитрии - Путеводительницы, известному на Руси с 12 столетия. Особенностью этого образа является младенец Христос, сидящий на левой руке Богородицы; его правая рука сложена в двуперстное благословение, левая сжимает свернутый свиток. Лики Богородицы и Христа изображены фронтально. На некоторых отливках и Богородица и младенец Христос имеют особые шейные украшения - цаты. Существую иконки, на которых, поверх нимба Богородицы располагается корона. Эти образки близки к отличному от Смоленской типу Скоропослушницы.
    Близким к Смоленской является и образ Тихвинской Богородицы. Отличие состоит в том, что лики Божией Матери и Христа обращены друг к другу, а правая нога младенца подвернута под левую так, что видна нижняя часть стопы.

    Казанская - еще одна широко известная на Руси икона Божией Матери. Обретенная в 1579 году она оставалась в числе местночтимых, то есть не почитаемых вне определенного региона икон, до осени 1612 года. Народное ополчение, освободившее Москву от поляков и литовцев, двигалось к столице с этой чудотворной иконой. С этого времени Казанская становится национальной святыней Русского государства: большинство храмов и монастырей, построенных в 17-м столетии, было освящено в честь этой иконы. Отличительной особенностью Казанской является то, что младенец Христос изображен стоящим. Его левая рука спрятана в складках одежды, правая сложена в двуперстное благословение. Изображение Богородицы - оплечное; ее руки не видны вовсе. На отдельных иконах Богородица и Христос имеют цаты. В медном литье образ Казанской Божией Матери представлен в изделиях разных размеров с самыми разнообразными навершиями. Широко распространены самые разнообразные складни, в которых средник - реже одна из створок - представляют собой Казанскую икону.

    Среди древних богородичных икон особое место занимает икона Знамение, происходящая из Новгорода. В медном литье этот образ представлен несколькими типами изделий. "Простое" Знамение представляет собой поясное изображение Божией Матери с воздетыми руками, в центре которого находится тоже поясное изображение младенца Христа, иногда вписанное в круг. Правая рука младенца - иногда обе - сложены в двуперстное благословение. Существует еще один распространенный извод Знамения, в котором Богородица с младенцем находятся в средине ромба, образованного слегка вогнутыми линиями, по углам которого расположены символы евангелистов. В редких, наиболее древних и наиболее красивых отливках композиция Знамения обрамлена двумя херувимами. Знамение может входить в состав миниатюрных двустворчатых - реже трехстворчатых - складней. Одним из наиболее редких складней является так называемая панагия - складень, состоящий из двух круглых створок, одна из которых является образом Знамения, другая - образом Ветхозаветной Троицы.

    Среди других иконографических типов Богородицы, известных в литье, наиболее интересны Троеручица, Владимирская, Неопалимая Купина, Страстная, Боголюбская, Покров.

    Троеручица - весьма интересный иконографический тип, появившийся в Византии в конце 8-го столетия. Некоторые искусствоведы связывают появление этого образа с влиянием иконографии индуизма, где многорукие божества были привычной реальностью. Однако с большей вероятностью можно считать, что Троеручица возникает как "икона иконы", то есть изображение иконы Богородицы, к которой исцелившийся человек привесил серебряное или золотое изображение болевшей руки. Церковное предание связывает появление образа Троеручицы с именем Иоанна Дамаскина, ученого монаха, богослова и гимнографа, занимавшего в 8-м веке важное положение при дворе дамасского властителя. По указанию императора иконоборца Константина Копронима Иоанну, написавшему несколько сочинений в защиту иконопочитания, была отсечена правая рука, которая впоследствии благополучно соединилась с телом. Иоанн Дамаскин и был тем человеком, который привесил изображение руки к образу, перед которым молился об исцелении. В медном литье Троеручица встречается редко. Это небольшая медная пластина с необычной декоративной рамкой.

    Владимирская икона, первая национальная святыня Руси, привезенная из Византии в средине 12 столетия, сравнительно редко воспроизводится в медном литье. Владимирская относится к древнему византийскому иконографическому типу Умиление. Младенец Христос находится на правой руке Богородицы, прижимается к ней так сильно, что становится видна ладонь его левой руки, обхватывающей шею. Левая нога младенца подвернута под правую так, что видна нижняя часть стопы. Владимирская икона известна как в самостоятельных отливках, так и как средник в трехстворчатых складнях. Известны отливки Владимирской иконы, в которых глава Богоматери увенчана короной.

    Близким к Владимирской оказывается иконографический тип Федоровской иконы Богородицы, которая считалась покровительницей Царствующего Дома Романовых. Отличие состоит в свободном расположении ног младенца.

    Неопалимая купина является наиболее сложной и многофигурной иконой. В круге, образованном ангелами с распростертыми крыльями находится поясное изображение Божией Матери с младенцем Христом, похожее на Одигитрию. Этот круг является центральной частью восьмиконечной звезды, в лучах которых находятся символы евангелистов и изображения различных ангельских чинов. Ангелы изображены и в пространстве между лучами звезды. В углах иконы изображены четыре композиции, посвященные ветхозаветным пророчествам о Богородице: Моисей перед Неопалимой купиной, Иессей под древом рода Давида, Лествица Иакова и пророчество Иезекииля. Неопалимая Купина часто украшена многоцветными эмалями, делающими икону очень привлекательной. Особенно красивы большие иконы, на которых выше образа Неопалимой Купины, в пяти круглых медальонах изображены поясные изображения апостола Петра, Богородицы, Иисуса Христа, Иоанна Предтечи, апостола Павла.

    Столь же многофигурной, хотя и менее интересной, чем Неопалимая Купина, является икона Покрова Пресвятой Богородицы.

    Страстная икона Божией Матери является поясным изображением типа Одигитрии, в котором Богородицу и младенца окружают ангелы, которые держат в руках орудия страстей. Голова младенца обращена назад к одному из ангелов. Глава Богородицы увенчана зубчатой короной, выходящей за верхний край иконы. Страстная часто увенчивается пятью херувима; нередко она является средником трехстворчатого складня.

    Боголюбская икона Богородицы, известная с конца 12 столетия, представляет собой изображение Божией Матери без младенца, в полный рост со свитком в руках. В медном литье распространен один из редких изводов позднейшего времени, в котором, помимо Богородицы, изображены предстоящий перед ней митрополит Петр и несколько коленопреклоненных фигур. Поясное изображение Божией Матери со свитком, близкое Боголюбской, образует левую створку самых распространенных трехстворчатых складней Деисус.

    Очень красивым и необычным является богородичный образ "Не рыдай мене, Мати", который изображает Спасителя, снятого с креста. Эта "русская пьета" имеет очень лаконичную и в то же время выразительную иконографию. На фоне верхней части креста размещаются поясные изображения мертвого Иисуса со сложенными на груди руками и склонившейся к нему Матери. Они опираются на стенку гроба, в который должно быть положено тело. Этот образ известен в архаичных отливках 17-го века и в реалистичных иконах 18-го и 19-го столетий.



Праздничные сюжеты.


    В старообрядческом литье большое место занимают праздничные сюжеты. В основном - это образы главных церковных праздников, которые по их количеству (12) называются "двунадесятыми". Более высоким статусом обладает только один праздник Воскресение Христово, так же достаточно полно представленный в древнем литье.

    Среди "путевых", носимых на теле во время путешествий икон 16-17 столетий удивительной насыщенностью отличаются "праздничные" образки, где на пространстве нескольких квадратных сантиметров размещаются до двенадцати праздников. Такой же лаконичностью отличались похожие образки, в которых место праздников занимали изображения святых.

    Все двунадесятые праздники объединены в створках хорошо известного трехстворчатого складня, отлитого первоначально, вероятнее всего, в медницах Выга. Особенностью этого складня является отсутствие сюжета Воздвижения Креста, вместо которого вставлено Воскресение. Появление этого складня связано с темой иконостаса, который является самой заметной и необходимой частью православного храма. Иконостас - это первое, что бросается в глаза каждому человеку, который входит в православный храм. Это - символ единения земной Церкви, состоящей из живущих на земле верующих людей и Церкви Небесной, в которую входят прославленные Богом святые. Русский человек настолько сроднился с иконостасом, что хотел иметь его при себе и тогда, когда не было никакой возможности побывать в церкви.

    Преследуемые властью старообрядцы в течение столетий не имели возможности молиться в настоящих, правильно построенных храмах. Немногочисленные церкви, построенные при трех монархах снисходительно, относившихся к приверженцам старой веры: Екатерине Второй, Павле и Александре Первом, - в правление императора Николая Павловича были или насильственно переведены в единоверие, либо лишены крестов на куполах и колоколов на колокольнях; алтари храмов, не присоединившихся к Единоверию, оставались запечатанными в течение полувека. Старообрядцев, приемлющих священство, выручали так называемые походные церкви, которые представляли собой обширные полотняные палатки, в которых размещались походные иконостасы - деревянные складни, состоявшие из полутора и более десятков створок, изображавших все пять ярусов классического русского иконостаса.

    Старообрядцы беспоповцы не нуждались в иконостасе, так как в их молельнях не было алтарей. Отсутствие священников не позволяло служить Литургию, совершать Таинство Евхаристии (Причащения), единственное, которое должно совершаться в алтаре. Однако иконостас был самым сильным напоминанием о утраченной полноте церковной жизни. Любовь к нему была такой непреодолимой, что восточная стена в молельне, в которой не было не только Царских врат, но и вообще никаких дверей, плотно завешивалась иконами, расположенными в каноническом порядке иконостаса.

    Первыми складнями-иконостасами стали двустворчатые композиции, изображавшие главную часть иконостаса, местные иконы Спасителя и Божией Матери, которые в стационарном иконостасе помещаются по сторонам Царских врат. Северное происхождение этого складня очевидно: Божия Матерь была представлена древней Новгородской святыней - иконой Знамение, изображение Спасителя заменялось Ветхозаветной Троицей. Наряду с этой лаконичной репликой местного чина иконостаса, появляется трехстворчатый Деисус, который сразу же предстает в достаточно полном виде так называемой "девятки" (собственно Деисус - на среднике и по трое святых на створках) и только потом ограничивается тремя изображениями Спасителя, Богородицы и Иоанна Предтечи, по одному на каждой створке. Трехстворчатый складень с изображениями двенадцати главных праздников становится образом праздничного чина классического русского иконостаса.

    Уже в начале 18-го столетия трехстворчатый складень с двунадесятыми праздниками был развернут в так называемые "большие створы". Появляется четвертая створка, на которой изображались сюжеты обретения четырех чудотворных икон, наиболее почитавшихся в Русской Церкви в до-никоновское время. Это обретение Смоленской иконы Божией Матери с избранными святыми ; сретение (встреча) Владимирской иконы с почитаемыми московскими чудотворцами; явление Тихвинской иконы с избранными святыми; и образ Божией Матери Знамение с новгородскими святыми , Створки увенчиваются куполообразными навершиями, в которых размещаются еще четыре сюжета: Распятие с предстоящими, Троица Новозаветная в окружении ангелов; Воздвижение Креста и Похвала Богородицы. Расцвеченные многочисленными эмалями, иногда вызолоченные, эти "большие створы" становились настоящими путевыми иконостасами, которые вместе с молитвами странников впитывали в себя историю огромных староверческих семейств, целых согласий, скитавшихся на огромных пространствах от Австро-Венгерской границы до Восточной Сибири.

    Большие створы отливались, наверное, самыми большими тиражами - путевой иконостас хотела иметь каждая старообрядческая семья. Однако до нашего времени в полном четырехстворчатом составе дошли немногие из них. Безбожная власть разрушала даже веками проверенный на прочность уклад старообрядческого семейного быта. Семья разрушалась, сыновья уходили на сторону, и когда умирал последний хранитель семейного иконостаса, складень разбирался на створки, каждая из которых уходила в новую семью. И по сей день во многих семьях, которые едва помнят о своих старообрядческих корнях, хранятся потемневшие, стершиеся почти до полной неразличимости изображений, отдельные створки праздничного складня.

    Формы для отливки праздничных складней обычно собирались из отдельных матриц. Поэтому все сюжеты четырехстворчатого праздничного складня, включая навершия, существовали и в виде отдельных отливок. Различие в частоте этих небольших икон связано с различным отношением к праздникам, статус которых в церковном календаре был одинаков. Так, например, праздник Входа Господня в Иерусалим (Вербное воскресенье) терялся в тени Пасхи, которая наступала ровно через неделю после Вербного воскресенья; праздник Крещения (Богоявление) становился незаметным после Рождества Христова и почти двухнедельных Святок с их неизбежным гуляньем. Сравнительно редко отливались сюжеты Введение во храм, Сретение, Вознесение.

    Многие праздничные сюжеты появились в литье задолго до того, как стали отливаться имитирующие иконостас складни. Очень трогательны древние иконы Рождества Христова, на которых присутствуют и фигуры склонившихся ангелов и одинокая в своем отстранении от события фигура Иосифа, и лежащая в яслях спеленутая фигурка младенца Христа, над которым склонилась меланхоличная корова. В нижней части иконы изображение круглой купели, в которой совершается омовение Иисуса. Контрапунктом сложной композиции становится Вифлеемская звезда, находящаяся в вверху иконы. В отливках 19-го века появляются волхвы с дарами, а рядом с Иосифом возникает фигура опирающегося на посох старца. Это злой дух, смущающий праведника указанием на необычные обстоятельства появления Богомладенца.

    Едва ли не чаще Рождества Христова в медном литье встречается Рождество Богородицы, известное в отливках самого разного размера. Распространенность сюжета связана, вероятно, с тем, что этот праздник (21 сентября по новому стилю) был первым большим праздником церковного года начинавшегося 1-го сентября. К тому же на иконе изображались родители Девы Марии святые и праведные Иоаким и Анна, которые долгое время не имели детей, и которым молились бездетные супруги.

    Достаточно часто в медном литье воплощается сюжет Воскресения Христова. Момент Воскресения оказался скрыт от наблюдательного человеческого глаза. Жены мироносицы обнаружили пустой гроб, в котором лежали остатки ткани, в которую было завернуто Тело Иисуса. Поэтому классическая византийская иконография знала только два образа Воскресения: явление ангела женам мироносицам и сошествие во ад. Эти иконографические типы утвердились и в русской иконописи, причем в медном литье первоначально существовал только последний из них. До конца 18-го столетия в медном литье Воскресение Христово воплощалось только в виде Сошествия во ад. Христос изображался стоящим на скрещенных досках поверженных адских врат; он протягивал руку Адаму, возводя вместе с ним из ада души всех находящихся там грешников. К концу 18-го столетия эта иконография несколько усложняется: появляется аллегорическое изображения ада в виде разверстой зубастой пасти; на некоторых отливках помещается изображение трех голгофских крестов.

    В 19 столетии в русской иконографии появился пришедший с католического Запада, неведомый ранее образ самого восстающего из гроба Христа, несущего в руках некое знамя и окруженного припадающими к нему ангелами. Иконография Воскресения в медной пластике в это время чрезвычайно усложняется. Над композицией Сошествия во ад размещается латинский образ восстающего Христа. Появляются: ангел, побивающий бесов, апостол Петр, приникший ко гробу, ангелы, находящиеся в нем. Возводимые из ада грешники поднимаются в рай, вход в который стережет поставленный сразу же после изгнания Адама и Евы серафим. В раю превратившихся в праведников грешников дожидаются трое счастливчиков, попавших туда до Воскресения Христова: это ветхозаветный праотец Енох, пророк Илия и благоразумный разбойник Рах.

    В нескольких вариантах воплощался сюжет Успения - одного из любимых русских праздников. Даже на самых миниатюрных "вершковых" иконах удавалось поместить и ложе с телом Богородицы, и Христа, принимающего ее душу, и апостолов, прибывших на погребение и шестикрылого серафима, стоящего у входа в рай; изображался и ангел, отекающий мечом руки нечестивого иудея, вознамерившегося опрокинуть одр Богородицы. Наряду с этими миниатюрами во второй половине 19-го века отливались большие иконы Успения, в верхней части которых находились поясные изображения апостолов, переносимых на облаках к месту погребения Богородицы.

    Иконография Благовещения в медном литье имеет, по меньшей мере, два извода. В небольших иконках изображаются только Дева Мария и Архангел Гавриил; стремительное движение Святого Духа подчеркивается идущими наискосок штрихами. В иконах большего размера сюжет обогащается изображением склонившегося Бога Отца, восседающего на пышном облаке и благословляющего Марию. Интерьер в этом случае проработан более детально.

    Очень интересно воплощение сюжета Крестовоздвижения. Медные иконы с Крестовоздвижением имеют несколько больший размер, нежели другие праздники. В центре - патриарх Макарий, поднимающий (воздвигающий) найденный при раскопках подлинный крест Христов. Его руки поддерживают два диакона. Слева от патриарха - равноапостольный император Константин Великий. Справа - его мать императрица Елена, организовавшая поиски креста.

    Столь же красив Вход в Иерусалим (Вербное Воскресенье). В центре композиции Христос, восседающий на осле. За ним шествуют Его ученики - апостолы. Справа - на фоне Иерусалимского храма жители столицы Иудеи с пальмовыми ветвями в руках.

    К многофигурным композициям, нашедшим воплощение в литье, относится и Вознесение. Сам вознесшийся Христос изображается в круге, который поднимают четыре ангела. Внизу в рост изображаются апостолы и Божья Матерь.

    Сюжет Крещения (Богоявления) является сокращенным изводом типичной иконографии праздника. Иоанн Креститель погружает Христа в воды Иордана; Его встречают стоящие справа ангелы; над ним в облаках Бог Отец и исходящий от него в виде голубя Святой Дух.

    Столь же лаконична икона праздника Преображения. В Центре окруженный сиянием Христос с предстоящими пророками Моисеем (справа) и Илией (слева). Внизу - три коленопреклоненных фигуры апостолов Петра, Иоанна и Иакова. Лучи света, исходящего от Христа с немалой физической силой пригибают их к земле.

    Достаточно редко встречаются внешне похожие сюжеты Введения и Сретения. Сходство состоит в том, что действие в обоих случаях происходит в Иерусалимском храме и участвует в нем священник. В Сретении это старец Симеон, встречающий Святое Семейство, приносящее в храм младенца Христа. В сюжете Введения священника зовут Захария. Встречает он младенца Марию, будущую Богородицу, которую приводят в храм ее родители Иоаким и Анна.

    Православный праздник Троицы воплощается в двух иконографических сюжетах. Во-первых, это - Сошествие Святого Духа на апостолов и Богородицу, событие, которому посвящен праздник. Во-вторых - это Троица Ветхозаветная - три ангела, символизирующие три Ипостаси Божества, явившиеся праотцу Аврааму. Сошествие Святого Духа в старообрядческом литье представлено немногочисленными малораспространенными вне "больших створ" изделиями. Богородица, помещенная в центр иконы, окружена апостолами. Над ней в полукруге изображен Святой Дух "в виде голубине". Здесь видно явное несоответствие канону: согласно книге Деяния Святых Апостолов и канонической иконографии сошествие Святого Духа в Пятидесятницу происходит не в виде голубя, а в виде языков пламени.

    Ветхозаветная Троица встречается в большем количестве изводов. В основе каждого из них изображение трех ангелов, сидящих за столом с приготовленной трапезой; на заднем плане стилизованное изображение Мамврийского дуба - характерная деталь этого сюжета. Интересны редкие отливки, на которых ангелы украшены массивными цатами. Возможным первообразом этих меднолитых икон были иконы на дереве, покрытые окладами, на которых цаты были в 17-м столетии обычными деталями. Интересна круглая икона икона, имитирующая панагию, с навершием в виде Спаса Нерукотворного, на которой кроме трех ангелов изображены прислуживающие Авраам и Сарра, а вместе с ними раб, закалывающий агнца, которого подадут на стол.

    К праздничным сюжетам следует отнести и Распятия. При этом иконы с изображением распятого Христа встречаются значительно реже отдельных крестов-распятий. Иконография Распятия проста. Помимо самого креста с распятым Спасителем на иконе обычно изображаются четверо предстоящих: Матерь Божия и Святая Мария - слева, Иоанн Богослов и сотник Лонгин - справа. Встречаются редкие иконы с изображением распятия, на которых двое предстоящих изображаются в полный рост, а еще двое в поясном изображении помещаются сверху. Еще более редкими являются распятия вообще без предстоящих.

    Очень изящными являются иконы с архаичной формой Распятия с двумя предстоящими, которое окружено десятью круглыми медальонами с поясными изображениями святых: верхний ряд составляет Деисус, ниже - симметричные парные изображения архангелов Михаила и Гавриила, апостолов Петра и Павла; нижний ряд представляет митрополита Алексия, Леонтия Ростовского и преподобного Сергия Радонежского.

    К двунадесятым праздником по их значению приближаются 4 великих праздника, из которых три нашли отражение в литье. Это праздники Покрова Пресвятой Богородицы, Рождество Иоанна Предтечи и Усекновение Главы Иоанна Предтечи.

    Икона Покрова - изображает видение Богородицы в Влахернском храме Константинополя во время осады города сарацинами. На иконе присутствуют два плана - земной и небесный. В нижней части иконы - изображение храма, молящихся, Блаженного Андрея указывающего своему ученику Епифанию на небо. Здесь же диакон Роман Сладкопевец, получивший от Богородицы дар составления церковных песнопений. Это побочный сюжет, не имеющий непосредственного отношения к празднику Покрова. В верхнем плане - изображение Богородицы, стоящей в окружении лика святых перед Иисусом Христом. В руках она держит омофор (покрывало), который является символом ее заступничества. В медном литье воспроизводится один поздний извод этого иконографического типа. Он отличается тем, что Божия Матерь изображается не в центре, как в древних изводах, а в левой части, вполоборота. Иногда литые иконы Покрова имеют навершие в виде изображения Христа - Царь Царем, Троицы Ветхозаветной или Троицы Новозаветной.

    Праздники Рождества и Усекновения главы Иоанна Предтечи объединяются в одной отливке. В верхней части иконы - господь Вседержитель на облаках, слева - Рождество, справа - Усекновение.

Образы святых.

    Святые в старообряческом литье не особенно многочисленны. Из сотен имен, входящих в святцы, в литье воплощаются не более двух десятков святых. При этом наиболее распространенный в домонгольском литье архангел Михаил в старообрядческом почти исчезает.

    Литые иконы с изображениями святых лучше всего классифицировать по количеству изображений.

    Одинокий святой на литых старообрядческих иконах может быть: Николай Чудотворец (он же святитель Николай, Николай Мирликийский, Никола), священномученик Антипа, великомученик Георгий Победоносец, мученик Дмитрий Солунский, преподобный Сергий Радонежский, преподобный Тихон, апостол Иоанн Богослов, пророк Илья, великомученик Никита - бесогон, мученица Параскева-Пятница, мученик Уар, мученик Трифон, преподобный Паисий, преподобный Нифонт и преподобный Марой.

    Чаще всего встречаются литые иконы Николая Чудотворца, самого почитаемого на Руси святого. Старообрядцы признавали только древнюю форму имени этого святого - Никола, которая и помещалась на иконах. Иконография Николы - это вариации двух изводов: Николы Зарайского - с Евангелием (оно может быть закрытым и раскрытым) в руках и Николы Можайского - в рост, с храмом в левой руке и мечом в левой. Никола Можайский встречается в литье значительно реже, что соответствует соотношению этих образов в обычной деревянной иконе. Характерным признаком иконографии Николы является присутствие поясных изображений Христа и Богоматери, протягивающих святителю Евангелие и омофор - признаки его епископского достоинства. Эта особенность связано с одним житийным эпизодом. Святитель Николай обличал на Первом Вселенском Соборе ересиарха Ария так страстно, что в пылу полемики ударил его по щеке. Такое рукоприкладство было сочтено грехом, и святитель Николай был лишен епископского сана. Он был возвращен ему только после того, как Сам Христос и Богородица явились во сне влиятельным участникам Собора и указали на неправильность их решения. Изредка вместо Христа и Богоматери Николу окружают изображения двух святых.

    Поясные изображения Николы имеют самые разнообразные размеры. Они входят в состав самых разнообразных складней. От маленьких нательных иконок до очень больших икон, украшенных многоцветными эмалями. Самыми распространенными являются так называемы "вершковые" иконы, где Никола изображается с предстоящими Зосимой и Савватием Соловецкими.

    Иконы с Николой Можайским так же многообразны. Широкое распространение получили складни с изображением этого святого. Очень красивы небольшие прорезные иконы, восходящие к 17 столетию. Изредка встречаются иконы Николая Можайского, на которых по сторонам от святого изображаются две сцены из его жития.

    Следующим после Николы по степени распространения является образ священномученика Антипы, епископа Пергамского. Антипа известен в небольших по размерам иконкам и средникам многочисленных складней. Его облик отличается длинной волнистой бородой и кудрями на голове. Известны покрытые растительным орнаментом иконы большего размера, часто покрытые многоцветными эмалями. Самые красивые из них имеют изображение Деисуса в трех круглых медальонах, расположенных поверх головы святого. На некоторых отливках с образом Антипы видны буквы З и Ц, что означает Зубной Целитель. Считается, что Антипа помогает в лечении зубной боли.

    Достаточно распространен в медном литье и образ Георгия Победоносца. Вероятно, традиция изготовления литых образков Георгия не прерывается с домонгольского времени. Старообрядцы изготавливали, как маленькие образки с Георгием, так и иконы большего размера, часто украшенные эмалями. Вставлялись такие иконы как средники в складни с различными створками. Известны прорезные иконы, по меньшей мере, трех разных типов, относящиеся к 17-му столетию. Иконография Георгия традиционна. Он изображен сидящим на коне, поражающим копьем поверженного крылатого дракона. Вариативна постановка фигуры святого. Его голова может быть обращена вперед или, реже, обращена вполоборота назад. В правом верхнем углу в облаках видна благословляющая десница Божия. Встречаются иконы, на которых выше фигуры святого находится поясное изображение Христа-Эммануила (отрока), благословляющим жестом обеих рук.

    Еще более чем Георгий, в домонгольской Руси почитался еще один мученик - воин Дмитрий Солунский. В старообрядческом литье образ этого святого известен, главным образом, в одной очень изящной отливке. Центральная часть этой иконы изображает Дмитрия, сидящего на коне и побивающего копьем поверженного на землю нечестивого язычника Лия. Вообще, иконография Дмитрия очень похожа на иконографию Георгия. Однако, там, где у Георгия дракон, - у Дмитрия поверженный воин Лий. Над изображением Дмитрия в рассматриваемой иконе помещается Спас Нерукотворный, по обе стороны от которого находятся по четыре поясных изображения; слева это - князь Владимир и Иоанн Златоуст, ниже - преподобный Савва и святитель Мелетий; справа - святитель Афанасий и император Константин, ниже - святитель Лазарь и преподобный Пафнутий. Слева от самого изображения Дмитрия находится столбец с тремя святыми: преподобный Иоанн Дамаскин, князь Борис, мученик флор; справ такой же столбец: преподобный Ефрем Сирин, князь Глеб, мученик Лавр. Нижний ряд образован поясными фигурами шести святых пустынников: преподобные Мария Египетская, Онуфрий, Петр Афонский, Африкан, Марон, Алексей Божий человек. Эта очень нарядная икона обычно украшалась много численными эмалями. Изображения Дмитрия Солунского изредка помещались на средниках трехстворчатых складней.

    Одним из любимых святых Древней Руси был Илья. Трудно понять, почему пророк, обличавший нечестивых израильских царей в 9-м веке до Рождества Христова, становится вполне русским святым, ответственным за громы и молнии, а так же за своевременную подачу дождя. Вероятно, это объясняется тем, что одна из первых киевских христианских церквей, построенных задолго до Крещения Руси, была Ильинской. Характерные черты Перуна главного божества древнеславянского пантеона соединились с Ильей, которого не укоренившиеся в новой вере киевляне долго считали главнее Христа. В литье Илья известен с древнейших времен. В небольших иконах, которые существовали как самостоятельно, так и были средниками и створками (реже) складней, воплощалась композиция Огненного восхождения. В иконах большего размера она дополнялась еще несколькими житийными сценами.

    Православные женщины на Руси традиционно почитали мученицу Параскеву-Пятницу. Образ этой святой так же достаточно распространен, но лишь в небольших меднолитых иконах. Обычно это поясные изображения, на которых Параскева держит крест в правой руке и развернутый свиток в левой. Изредка святая Параскева увенчивается короной. Еще реже в верхней части иконы изображаются двое святых.

    Преподобный Сергий Радонежский изображается в монашеской мантии, с открытой головой. Выражение его лица очень добродушное. Отливки с образом преподобного Сергия различны по размерам. В большинстве из них над головой преподобного Сергия находится изображение Святой Троицы, в честь которой был освящен первый храм его монастыря.

    Преподобный Нифонт, считавшийся "прогонителем бесов", представлен единственной иконой, на которой святой изображен в монашеском куколе со свитком в руках. На него похож преподобный Марой, который в отличие от Нифонта отливается лысым и с непокрытой головой.

    Преподобный Тихон в старообрядческом литье представлен одним небольшим образом, на котором святой изображен в мантии и монашеском куколе.

    Одним образом с фигурным завершением представлен апостол и евангелист Иоанн Богослов. Это известная композиция "Иоанн Богослов в молчании", где рядом с сидящим апостолом изображен орел - его иконографический символ.

    Очень трогательны небольшие иконки с изображением мученика Никиты, побивающего беса. Это образ восходит к домонгольской эпохе. В 15-м - 17-м столетиях были очень распространены нательные кресты с изображением Никиты бесогона. Изображение святого, победившего нечистую силу, считалось хорошим средством против озоровства бесов.

    Среди меднолитых икон с образами одиночных святых относятся обладающие схожей стилистикой небольшие иконки мучеников Паисия, Уара и Трифона. Появление именно этих святых обусловлено их особой функцией в жизни русского человека. Мученику Трифону молились при опасности от врагов; этот святой помогал в изгнании с полей и огородов всевозможных насекомых-вредителей. Канон мученику Уару читали за умерших без покаяния; его молились за упокоение тех нерадивых христиан, над которыми священник отказывался петь погребение. Мученику Паисию, кроме того, молились о упокоении самоубийц.

    Иконы с изображением двух святых немногочисленны. Это образы князей страстотерпцев Бориса и Глеба, Кирика и Улиты, Власия и Афанасия, преподобных Зосимы и Савватия.

    Борис и Глеб были первыми святыми, прославленными Русской Церковью. Сыновья крестившего Русь Владимира, убитые своим братом Святополком Окаянным, юные Борис и Глеб считались воплощением христианского смирения и защитниками всех несправедливо обижаемых людей. В литье Борис и Глеб всегда изображаются всадниками. Круглые нательные образки с изображением двоицы святых князей появились задолго до монгольского нашествия. Очень красива прорезная икона с изображением Бориса и Глеба, сидящих на конях, с копями, украшенными флажками в руках. Икона увенчивается круглым медальоном с изображением Троицы, над которой располагается небольшая пластина с изображением Спаса Нерукотворного, в которой находится отверстие для гайтана. Эта иконография повторяется в других изображениях, которые имеют разные размеры. В поздних отливках шапки на головах князей сменяются шлемами.

    К распространенным в литье образам следует отнести и изображения мученицы Иулиты и ее сына младенца Кирика. Иулита изображается с крестом в руке, Кирик со сложенными на груди руками. Очень привлекательны небольшие образки, выполненные в духе трогательной наивности. Кирик и Иулита на них изображены в окружении цветов фантастического размера. Такие образки часто использовались как средники трехстворчатых складней. Изображение Кирика и Иулиты входит в достаточно распространенную четырехчастную иконку, где на площади в несколько квадратных сантиметров кроме них успевают разместиться сюжеты: Нерукотворный Образ, Владимирская Богоматерь, Божия Матерь Знамение. Очень распространен небольшой образок с избранными святыми, где в верхнем ряду изображены мученицы Параскева, Евдокия и Варвара, в нижнем в рост - Василий Великий, Григорий Богослов, Кирик и Иулита.

    Власий и Афанасий изображались очень просто, в виде стоящих фигур, одетых в фелони, покрытые архиерейскими омофорами. Эти иконы часто становились средниками складней.

    Достаточно редкой является небольшая икона с изображением апостола Иоанна Богослова и его ученика Прохора. Между святыми находится образ спаса Нерукотворного, под которым условное изображение Небесного Иерусалима.

    Преподобные Зосима и Савватий были особенно любимы старообрядцами, поскольку основанный ими Соловецкий монастырь очень долго сопротивлялся реформам патриарха Никона, который, впрочем, тоже входил в число соловецкой монашеской братии. Зосима и Савватий отливались на фоне Соловецкого архипелага; в руках они держали модель своего монастыря. Особенно трогательными являются иконы, на которых при помощи белой и синей эмали мастера литейщики изображали море, на котором стоял монастырь.

    Образы трех святых в старообрядческом литье представлены немногочисленными иконами. В виде отдельных иконок отливались створки складней "девяток", средником, которых был Деисус. Это иконки с изображением: митрополита Филиппа, Николая чудотворца и Иоанна Богослова; Ангела-Хранителя, преподобных Зосимы и Савватия; Великомученика Георгия, священномучеников Антипы и Власия; преподобного Иоанна Ветхопещерника, мучеников Космы и Дамиана.

    Весьма распространенными были иконы трех святителей: Григория Богослова, Василия Великого и Иоанна Златоуста. Этот образ известен в двух изводах. Один из них, более древний, представляет великих учителей церкви в полный рост в фронтальной композиции. Другой, появившийся не без влияния барокко, изображает святитель в более свободных и раскованных позах; этот образ известен под названием "Беседа".

    Похожей на трехсвятительский образ в первом его упрощенном изводе является икона преподобных Иоанна Левствичника, Иоанна Дамаскина, и Алексия человека Божия .

    Великомученик и целитель Пантелеимон в окружении священномучеников Садока и Афиногена образуют еще одну икону "тройку". Священномученик Антипа в окружении мучеников Флора и Лавра отливался и как отдельная икона, и как средник складня.

    Среди почитаемых в народе святых особое место занимали мученики Гурий, Самон и Авив, которые считались покровителями брака. Известны небольшие литые образки с анфасным в рост изображением этих святых.
    Профильные в рост изображения мучеников Иоанна Воина, Харлампия и Вонифатия характерны еще для одной литой иконы "вершкового" размера. Иоанну Воину молились для возвращения украденной или потерянной вещи, мученик Вонифатий помогал от чрезмерного пристрастия к вину.

    Похожие иконы "тройки" отливались с изображением мучениц Параскевы Пятницы, Екатерины и Варвары; Параскевы Пятницы, святителя Николая, святителя Тихона. Следует заметить, что святитель Тихон, изображенный в фелони с архиерейским омофором, - это не тот преподобный Тихон, который известнее на иконах с единственным святым.

    Достаточно редкой является небольшая иконка с образом Богородицы Знамение, на которой в нижнем ряду изображены мученики Тихон, Мина и Параскева Пятница.

    Иконы с изображением большего числа святых, очень немногочисленны. Известна икона с изображением пятерки святых: священномученики Модест, Власий, преподобный Нил, мученики Флор и Лавр. Существует икона с шестью святыми: в ряд изображены мученицы Евдокия Варвара, Иулита, Екатерина, Параскева Пятница. Перед Иулитой стоит ее сын младенец мученик Кирик. В верхней части этой иконы - Спас Эммануил в облаках.

    На самой многофигурной иконе с изображениями святых они изображены в два ряда: верхний - благоверная княгиня Феврония, мученицы Параскева Пятница, Екатерина, Евдокия Александра, преподобная Мария Египетская; в нижнем ряду - святитель Василий Великий, благоверный князь Петр, мученица Улита, апостол Иродион, преподобный Паисий Великий; перед Иулитой стоит ее сын младенец мученик Кирик. Всего двенадцать святых.

    Еще одна двенадцатифигурная иконка представляет собой как бы две соединенные створки складня. В левой части сверху вниз находятся поясные изображения.

    Описанные в статье иконы, безусловно, не исчерпывают всего многообразия старообрядческого медного литья. Многочисленные вариации внутри не только одного иконографического типа, но также и внутри одного извода, потребовали бы настолько подробного писания, что объем статьи мог бы увеличиться очень значительно. Кроме того, остались неописанными иконы, отлитые в небольшом числе экземпляров, которые впоследствии не тиражировались. Так же не рассматривались иконы и складни, отлитые до раскола, которые, хотя и находились в руках старообрядцев, собственно старообрядческими названы быть не могут; они являются принадлежностью общей культуры Русской Церкви. В статье специальным образом не затронут вопрос о различных модификациях складней, о вариациях иконографии в их средниках и створках.
    Особым и очень обширным разделом в исследовании старообрядческого медного литья является описание различных распятий, наперсных, киотных, напрестольных крестов, которые в отличие от нательных, отливались в очень широком иконографическом спектре. Этот вопрос требует отдельного рассмотрения.

Статья предоставлена проектом "Русское медное литье" antiq.soldes.ru/copper_plastic/
Автор - Михаил Воробьев.

Статьи